Югославский Диор Александр Йоксимович

Как только не называют Александра Йоксимовича: югославский Диор, посол балканской моды, король ножниц… Он дейсвительно настоящее явление в истории страны, на долгие годы забывшей, что такое высокая мода.

Первые робкие шаги к переменам начались лишь в пятидесятые, когда Югославия окончательно определилась со своим политическим курсом. С одной стороны, СФРЮ была одним из основателей Движения неприсоединения, с другой, «прозападного» здесь было гораздо больше, чем у соседей из соцблока.

Александр родился 29 июня 1933 года в Приштине. Его отец Лазар Йоксимович занимался торговлей и два раза был избран председателем общины. В 1941 году за отказ вручить нацистам «ключ от города» его отправили в концлагерь в Албании.Семье пришлось искать спасение у родственников – так маленький Александр попал в Белград.

После Второй мировой войны Йоксимовичи перебрались в Крагуевац. Нельзя сказать, что модой будущий кутюрье интересовался с младых ногтей. Его скорее привлекала сценография. Но волею судьбы сначала он стал референтом в Учреждении по развитию хозяйства города Белграда, где отвечал за внешний вид столичного обслуживающего персонала.

В шестидесятые годы в городах как грибы после дождя стали появлятся киоски, супермаркеты, модные магазины, а итальянский Триест превратился в город, куда отправлялась за покупками значительная часть населения. Журналы «Elle», «Vogue», «Amica» тоже были вполне доступны, не говоря уже о родном издании «Bazar».  В 1965 году в кресле его главного модного редактора  и оказался Йоксимович. Уже тогда он интересовался работами Кристиана Диора. Не случайно «Симонида», первая коллекция югославского кутюрье, по духу напоминает диоровскую «Королу» 1947 года.

У этих мастеров действительно много общего. И Диор, и Йоксимович черпалии вдохновение в далёком историческом прошлом. Оба искали пути, уводящие моду  от предыдущей  «официальной эстетики» — нацистской и консервативной социалистической соответственно. Обоим это удалось. Разница лишь в том, что Кристиан Диор создал глобальный бренд, а Йоксимович в начале семидесятых отказался от создания моделей высокой моды, считая Югославию неподходящим местом для подобного творчества. А предложение Ив Сен Лорана работать в Доме Диор мастер отклонил.

Свою «Симониду» Александр Йоксимович представил публике в 1967 году. С того дефиле и началась история социалистической версии  высокой моды Югославии. Йоксимович позаимствовал у Западной Европы элементы кроя и формы, которые были предназначены среднему классу. Но в тоже время его модели были и отголосками собственно балканской истории и культуры – мода в национальном стиле.

Только в Москве «Симониду» посмотрело 16 тысяч человек, она опередила работы 24 модных дизайнеров мира, включая Шанель. А билеты на показы в Ленинграде были распроданы за несколько месяцев до самого действа. Советский Союз пришёл в восторг от Йоксимовича, а Йоксимович был воодушевлён русской культурой и через несколько лет представил новую роскошную коллекцию — «Анна Каренина».

В те годы в Белграде регулярно проходили «Sajmove modе», куда приезжали и звёзды от-кутюр, в том числе Ив Сен Лоран. Супруга Тито Йованка Броз была завсегдатаем этих праздников высокой моды и лично покровительствовала югославским дизайнерам.

С Александром Йоксимовичем она познакомилась в 1968 году на показе коллекции «Витраж». Мастер стал автором всех туалетов, в которых первая дама страны появлялась во время своих заграничных визитов. Это было довольно сложным делом. Перед каждой поездкой кутюрье знакомили с официальным протоколом,  которому  госпожа Броз была обязана следовать. Например, в Японии она не могла носить платье фиолетового цвета, считающийся в этой стране исключительно императорским. Спустя годы Йоксимович признался Йованке, что никогда не был членом КПЮ, на что она с улыбкой ответила: «Вы ничего не пропустили в своей жизни».

В 1977 году Александр Йоксимович представил свою последнюю, пятнадцатую коллекцию «Теорема». Он продолжал много работать ещё двадцать лет вплоть до официального ухода на пенсию. В 1997-м мастер официально ушёл не только из мира высокой моды, но и светской жизни вообще. Он редко даёт интервью, хотя  по-прежнему остаётся самым великим модным дизайнером в истории Балкан.

(По материалам сербской прессы.)