Исторические связи России и Сербии

Замечательно, что в то самое время, когда подвиг Черняева и его изумительная стойкость в такой долгой и неравной борьбе с турецкою армией возбуждали во всей России взрывы горячего сочувствия, когда жертвы деньгами и вещами стекались к нему изо всех ее углов и благородные геройские души, старые и молодые, заслуженные полковники, даже генералы, как Новоселов, простые рядовые, студенты, крестьяне — спешили стать под его знамя на освобождение своих православных славянских братьев, когда Киреевы и Раевские своею кровью запечатлевали этот истинно братский подвиг любви, в числе убитых «турок», к вечному позору цивилизованной нации, находили целые десятки английских офицеров, ставших добровольцами в ряды мусульман на порабощение и разорение христианской страны.

Фото: Геннадий Казаков

Исторические связи России и Сербии имеют многовековую традицию,  начиная, как минимум, со времён Крещения Руси. В XIII-XV веках, когда Русь находилась под татаро-монгольским игом, сербские правители поддерживали русский монастырь Св. Пантелеймона  на Афоне. Можно вспомнить и религиозных просветителей Григория Цамблака и Пахомия Логофета (известного как Пахомий Серб), внёсших огромный вклад в становление русского летописного жанра, исправление богослужебных книг и церковных обрядов. Начавшись при Иване III, паломничество сербского духовенства и знати к московскому двору продолжается в ещё больших масштабах при Василии III и Иване IV. В 1550 году Иван IV Грозный направил письмо турецкому султану Сулейману II, призывая его чтить святыни Хиландара и других сербских монастырей. А в 1556 году Грозный подарил монахам Хиландарского монастыря помещение для монастырского подворья в центре Москвы. Оно стало своего рода дипломатическим представительством Сербии на Руси, там же собирали книги, церковную  утварь и деньги для отправки на Балканы. Политика русских царей в отношении балканских народов оставалась всегда неизменной вне зависимости от того, представители какой династии находились у власти. Борис Годунов впервые предложил сербским беженцам в массовом порядке переселяться на Русь, этому процессу помешала лишь Смута. Во время правление Михаила Фёдоровича Романова Косовская Печская патриархия и ряд сербских монастырей начали получать регулярную материальную помощь.

Своего пика русско-сербские связи достигают при Петре I. Именно в правление Петра сербы и черногорцы стали активно поступать на государеву службу. Особого упоминания достоин видный русский дипломат, уроженец Дубровника (по происхождению герцеговинец) Савва Владиславлевич-Рагузинский, подписавший Кяхтинский договор с Китаем, служивший послом России в Риме и Константинополе. В 1723 году,  в самом конце своего правления, Пётр разрешает майору Ивану Албанезу, черногорцу по происхождению, привести и поселить в районе города Сумы несколько сот состоявших до этого на австрийской службе сербских военных (кавалеристов) с семьями. С этого первого скромного поселения берут своё начало два сербских территориальных образования, существовавших в Российской империи – Новая Сербия и Славяносербия.

В правление Екатерины I, в августе 1725 года, на Балканы прибыл первый русский учитель, Максим Терентьевич Суворов. С миссии Максима Суворова начинается история россиян в Сербии. В городе Карловац на Австрийской военной границе им была открыта так называемая «Славянская школа», в которой готовили как будущих священников, так и преподавателей светских дисциплин. Примечательно то, что уже в XX веке (с 1921 по 1944 год) этот же город, поменявший к тому времени название на Сремски Карловцы, стал прибежищем Высшего церковного управления Русской православной церкви за границей (РПЦЗ).

Переломным моментом для переселения сербов в Россию стали 1751-1752 годы. Австрийская императрица Мария-Терезия решила упразднить свободы, которыми пользовалось сербское население пограничного с Турцией района Военной границы, чем спровоцировала невиданную доселе волну миграций. За два года в Российскую империю переселилось столько же сербов, сколько за двадцать лет, прошедших с момента основания Иваном Албанезом первой сербской колонии в Новороссии. Всего в правление Елизаветы Петровны на территорию современных Луганской и Кировоградской областей Украины переселяется до трёх тысяч сербов, преимущественно бывших до этого  подданными Австрии. История сербских поселений, равно как и сербов на русской службе, принципиально важна для понимания отношения этого народа к  России. Готовность Сербии принять русских эмигрантов в 20-е годы XX века напрямую проистекает из готовности России принять сербских беженцев в XVIII–XIX веках и того вклада, который Россия внесла в формирование сербской культуры.

Восшествие на престол в 1801 году Александра I породило большие ожидания среди сербов. 15 февраля 1804 г. началось Первое сербское восстание. Во главе восстания встал Георгий Петрович (Караджордже).  В сентябре 1804 года в Петербург прибыло сербское «великое посольство» во главе с протоиереем Матией Ненадовичем, одним из лидеров восставших.  На Дунай с Днестра была переброшена армия под командованием генерал-фельдмаршала И. Михельсона, который сразу же направил к Караджордже своего представителя, генерал-майора Ивана Ивановича Исаева. В мае 1807 года первый отряд русской армии под командованием Исаева вступил на землю Сербии.  Отряд, правда, насчитывает всего тысячу человек, но и этого достаточно, чтобы посеять панику среди турок. 17 мая отряд Исаева встречается с отрядом сербского воеводы М. Стойковича, совместно они наносят турецкой армии поражение у села Штубник, а затем осаждают крепость Неготин, где имелся большой турецкий гарнизон.

Фото: impereur.blogspot.rs

Первая совместная победа русского и сербского оружия у села Штубник переполнило оптимизмом руководителей восстания, которые поверили, что отныне всегда смогут рассчитывать на российскую военную помощь. Сербы фактически признавали над собою суверенитет российского императора и просили назначить им управителя, который помог бы организовать государственную власть и выработать конституцию. Первый пункт совместной конвенции Караджордже и эмиссара Александра I Паулуччи и гласил: «Кроме всего, первое желание есть сербского народа быть под покровительством его императорского величества Александра Первого. Народ сербский всенижайше просит, чтобы его императорское величество в управлении способного землеуправителя скорее определил, который бы в приличный порядок народ привёл, землю сербскую расположил и по нравам народа конституцию устроил».

Если бы конвенция была ратифицирована Александром I и начала исполняться, Сербия превратилась бы в российскую колонию. Характерно то, что такая форма помощи не была навязана сербам, а наоборот, сербы настаивали на возможно большей интеграции с Россией, вплоть до официального вхождения в состав Российской империи. Это совершенно не удивительно, если иметь в виду всю предшествующую историю русско-сербских связей. Сербы не представляли существования независимого от турок национального сербского территориального образования (княжества, области) вне орбиты православной Российской империи.

Возобновление боевых действий между Россией и Турцией в 1809 году внесло ещё ряд побед в историю русско-сербских военных отношений.  Русские отряды под командованием  И. И. Исаева форсируют Дунай и успешно штурмуют турецкую крепость Кладово. Затем в ходе совместных с сербскими повстанцами действий турецкая армия оказывается отброшенной к городу Ниш – это максимальный предел, до которого удавалось продвинуться австрийской армии во время австро-турецких войн. В 1810 году в Сербию направляется  генерал Егор Цукато, прекрасно показавший себя во время итальянских походов А. В. Суворова. Цукато разбивает турецкие отряды у крепостей Брза-Паланка и Прахово, в награду за что получает орден Св. Анны I степени. Ему же принадлежит идея формировать из неорганизованных сербских кавалеристов отряды наподобие казацких, буквально названные «сербскими казаками». 10 августа 1810 года Цукато погиб на земле Сербии от взрыва турецкой гранаты.  К весне 1812 года освобождённая территория Сербии состояла из всего Белградского пашалыка, включая крепости, очищенные от турецких гарнизонов, а также шести   округов  из соседних областей. Караджордже объявил себя единоличным наследуемым правителем Сербии. 24 июня 1812 года армия Наполеона вторглась в Россию. В 1813 году Османская империя, воспользовавшись тем, что Россия была занята войной с Наполеоном, напала на Сербию, и разгромив сербские войска, к сентябрю 1813 года заняла  всю территорию Сербии, освобождённую в ходе восстания.  Отношения России и Сербии после подавления Первого сербского восстания и вплоть до конца правления Александра I развивались не слишком успешно и не в пользу Сербии.

Следующая большая российская военная акция в Сербии датируется 1876 годом – должно было смениться целое поколение, чтобы к сербам вернулась вера в российскую военную помощь. Следующая большая российская военная акция в Сербии датируется 1876 годом – должно было смениться целое поколение, чтобы к сербам вернулась вера в российскую военную помощь. С воцарением императора Николая I Балканы снова оказываются в центре внимания России. Адрианопольский мирный договор, подведший итоги Русско-турецкой войны 1828-1829 годов, обязывал султана предоставить Сербии автономию, а возглавившего повстанцев после гибели Карагеоргия воеводу Милоша Обреновича утвердить верховным правителем. В 1830 году был объявлен султанский хатт-и-шариф, предоставлявший территориям, освобождённым сербами во время Первого восстания, статус автономного княжества, Обренович становился князем, в случае смерти княжеская власть закреплялась за его потомками. Отсюда берёт своё начало современное сербское государство и его первая правящая династия.

В 1855 году российским императором становится Александр II, первые годы правления которого характеризуются значительной либерализацией общественного устройства России и более взвешенной внешней политикой. Последнее связано в том числе с назначением министром иностранных дел Александра Михайловича Горчакова в 1856 году. Новое видение ситуации на Балканах, возобладавшее в России благодаря Горчакову, заключалось в том, что Сербия должна окончательно освободиться от Турции своими силами. Миссия России заключалась в том, чтобы помочь сербам создать боеспособную армию и вооружить её. К 1867 году под давлением России из Сербии были выведены все турецкие военные гарнизоны. Российская империя выделила Сербии несколько крупных денежных займов как на военные, так и на гражданские нужды. В Белграде постоянно находятся российские военные инструкторы, несколько раз для ревизии сербской армии приезжают высшие чины российского Генерального штаба.

К концу семидесятых годов XIX века славянофильство в России становится наиболее влиятельной идеологией, особенно в военных и дипломатических кругах. Славянофильские взгляды открыто декларирует наследник престола, великий князь Александр (будущий Александр III). В 1875 году вспыхнуло восстание в турецкой Боснии, быстро перекинувшееся на Черногорию и Болгарию. 18 июня 1876 года войну Турции объявила и Сербия. Несмотря на то, что официально российский МИД действия Сербии не одобрил, в княжество устремились тысячи российских добровольцев: по официальным данным, в Сербию прибыло 3000 российских подданных, из них 700 офицеров. Славянские комитеты по всей России проводили «подписку», т. е. сбор добровольных пожертвований в пользу Сербии. В конце июня в Сербию прибыл генерал Михаил Григорьевич Черняев, герой Туркестана, владелец славянофильской газеты «Русский мир». Черняев принял сербское подданство и стал главнокомандующим сербской армией, командующими всеми крупными войсковыми соединениями также были русские офицеры.   Тысячи  российских добровольцев в этой войне бескорыстно и безвозмездно стремились помочь Сербии.  Многие из  них, как полковник Николай Николаевич Раевский, навечно остались в сербской земле. Этих людей   сербы  всегда почитали как народных героев.

«Реальный участник событий и литературный персонаж, полковник Раевский и граф Вронский, сплелись в сознании сербов в единый образ. И любой образованный человек не только расскажет, куда Толстой отправил своего героя умирать, но и воспроизведёт, пересыпая легендами, его службу в Сербии и героическую смерть, словно дописывая за автора эпилог романа»  –  говорит югославский историк М. Югович.

В 1881 году российским императором становится Александра III. Но до 1903 году отношения России и Сербии складывались не лучшим образом в силу про австрийских настроений Милана Обреновича,  недовольного разделом «турецкого наследства» после Русско-турецкой войны 1877-1878 годов.  В 1889 году король Милан Обренович, осознавая свою непопулярность среди населения, отрекается от престола в пользу сына Александра. На короткое время новый сербский король сближается с российским императором, однако вскоре оказывается вовлечён в интриги сербских политических партий и отказывается от русофильской платформы. В 1903 году сербские  офицеры  устраивает государственный переворот, Александра Обреновича убивают, а на место короля сербская скупщина (парламент) приглашает Петра Карагеоргиевича, внука Карагеоргия.

1903-1917 годы могут считаться периодом практически полного взаимопонимания и взаимной поддержки между Сербией и Россией. Николай II, как и его отец, придерживался славянофильских взглядов и открыто симпатизировал Сербии, король Пётр и премьер-министр Сербии Никола Пашич последовательно ориентировались на Россию. В сербско-австрийских «таможенных войнах» 1906-1911 годов, Балканских войнах 1912-1914 годов по вопросу о территориальной принадлежности Македонии, Косово и Метохии, Новопазарского санджака Россия отстаивала на мировой арене интересы Сербии, а Сербия проводила на Балканах политическую линию, объективно выгодную России.

Фото: kozaci.com