Трагедия на Авале

В октябре 1964 года Югославия отмечала двадцатую годовщину освобождения Белграда от фашистских захватчиков. Руководство страны во главе с Тито собиралось встречать делегацию Советского Союза, состоявшую из героев битвы за столицу.

«Ил-18» должен был приземлиться на столичном аэродроме ровно в 11.30. Всё было готово к торжественной встрече. Государственные деятели во главе с Янком Веселиновым и высшие офицерские чины заняли свои места, вытянулись во фрунт музыканты военного оркестра. Самолёт по непонятным причинам опаздывал. А в 11.34 он вообще исчез с радаров. Вскоре пришло срочное сообщение: над Авалой поднимается столб дыма, видны языки пламени…

На «Иле» оказались неисправны навигационные приборы. Самолёт потерял высоту. В густом тумане видимость была практически нулевой. В результате в двухстах метрах от памятника Неизвестному герою борт врезался в гору и взорвался. Линия падения была потом хорошо видна благодаря поваленным деревьям, образовавшим стометровую «просеку».Погибли все семь пассажиров и одиннадцать членов экипажа.

Девятнадцатого октября 1964 года оборвались жизни
маршала Советского Союза Сергея Семёновича Бирюзова, Героя Советского Союза и Народного героя Югославии (фотография слева),
генерала-полковника Владимира Ивановича Жданова, Героя Советского Союза и Народного героя Югославии,
генерал-майора Николая Романовича Миронова,
генерал-лейтенанта Николая Николаевича Шкодуновича,
генерал-лейтенанта Ивана Кондратьевича Кравцова,
генерал-майора Леонида Порфирьевича Бочарова,
подполковника Григория Тимофеевича Шелудко.

В знак траура по советской делегации все праздничные мероприятия отменили. Памятную дату отметили только митингами и возлаганием венков.
На заседании Городского парламента столицы, превращённом в мемориальное собрание, присутствовали все руководители Югославии во главе с Иосифом Брозом Тито. Семь мест в первом ряду зала были пусты.

Из Москвы прибыли две новые делегации. Одна из них должна была перевезти останки тел погибших на родину. Двадцать первого октября в Доме ЮНА состоялось прощание с погибшими. С большими почестями закрытые гробы перевезли на военный аэродром Батайницу. По всему маршруту следования траурной колонны – через Площадь Республики и Бранков мост – стояли тысячи людей, желающих отдать последние почести трагически погибшим ветеранам-освободителям.

Представители Югославии присутствовали и на траурной церемонии похорон в Москве . Генерал-полковник, Герой Советского Союза, начальник Военной Академии бронетанковых войск Владимир Иванович Жданов и другие члены погибшей советской делегации были похоронены в братской могиле на Новодевичьем кладбище в Москве.
Прах Маршала Советского Союза Сергея Семёновича Бирюзова покоится в Кремлёвской стене.

О генерале Владимире Ивановиче Жданове нужно обязательно добавить ещё несколько строк.
«После разлада внешнеполитических отношений между СССР и Югославией Жданов попал в немилость к руководителю советского государства Хрущеву. Никита Сергеевич хотел, чтобы 13 советских военных, получивших в 1944 году звание Народных героев Югославии, отказались от своих наград. В их числе был и Жданов, который резко этому воспротивился. После конфликта он был отправлен в Забайкальский Военный округ первым заместителем командующего войсками. Во времена Хрущева фамилия генерала В.И.Жданова была вычеркнута из всех исторических материалов о Великой Отечественной войне.
После смещения с должности Хрущева в октябре 1964 года судьба Владимира Ивановича Жданова снова круто изменилась. Ему было присвоено звание генерал-полковника. Через четыре дня после этого он, как советник министра обороны, был направлен в Югославию на празднование 20-летнего юбилея освобождения Белграда…»

В 1965 году на месте катастрофы был воздвигнут монумент работы Йована Кратохвила – два сломленных бронзовых крыла. «Здесь, в авиакатастрофе, утром 19 октября 1964 погибли советские герои, наши военные товарищи и друзья. В октябре 1944 года они боролись за свободу Белграда, в октябре 1964 стали легендой нашего города. Стали знаменем братства и общей борьбы » — написано на мемориальной плите, стоящей напротив памятника.

Недавно на Авале обновили все указатели. Поменяли и табличку перед поворотом к мемориалу. И это очень радует, потому что допущенная ошибка в старом русском варианте вызывала улыбку, но никак не настраивала на серьёзный лад.

Вера Соколова