Русские санитарные отряды в Сербии в 1914-1915 гг.

Памятная доска , посвященная  русским медицинским миссиям   на доме Сербского общества врачей Белграде.       

Начало Первой мировой войны застало Сербию в сложный период. Сербское правительство только приступило к стабилизации экономической ситуации после балканских войн 1912-1913 гг. Проблемы были практически во всех областях, в том числе, в области организации помощи больным и раненым воинам, а также гражданскому населению. Отсутствие медицинского факультета в Белградском университете делало проблему квалифицированных специалистов очень острой. Специалисты обучались за границей, в основном, в Австрии, Германии и России. Но все же для обслуживания населения Сербии, даже в мирное время, этого было явно недостаточно. В военное время проблемы возрастали многократно. Если раненые получали хоть какое-то лечение, то гражданское население и военнопленные были его лишены совсем. Все имеющиеся в стране врачи были призваны для обслуживания армии.

В период ожесточенных боев летне-осенней кампании 1914 г. на триста раненых приходился один врач, а на всю армию —  только 445 специалистов . С течением времени проблемы только усугублялись. К моменту прибытия отряда княгини Трубецкой (в конце января 1915 г.) 11-я резервная больница Ниша, рассчитанная на 800 человек, была вынуждена обслуживать 2200 больных и раненых воинов . Средний медицинский персонал готовили при некоторых женских организациях, например, «Коло Српских Сестара», но и его было недостаточно. В военные госпитали направлялись призывники старшего возраста и негодные к строевой службе, зачастую не имевшие никакого опыта в области ухода за больными и ранеными. Ощущалась также катастрофическая нехватка медикаментов, перевязочных средств, хирургических инструментов, оборудования для больниц. А если к этому добавить отсутствие продовольствия, обуви, одежды, белья и многого другого, то ситуация выглядела просто катастрофической.

Нищета огромного количества беженцев, скученность, антисанитарные условия жизни вызвали в ноябре 1914 г. быстрое развитие эпидемий брюшного, возвратного и сыпного тифа и оспы, сопровождавшихся большой смертностью даже в обеспеченных кругах населения. Очаги заболеваний, практически не встречая препятствий, к январю 1915 г. разрослись настолько, что Сербию охватила настоящая пандемия. Ее размеры и высокая смертность стали угрожать не только сербской армии и населению, но и существованию сербского государства. Не удивительно, что практически в первые дни войны сербское правительство обратилось за помощью к союзным и нейтральным государствам с просьбой прислать санитарные отряды, а посланникам было дано указание привлекать на службу квалифицированный медицинский персонал для работы в тыловых госпиталях.

Первыми иностранными санитарными отрядами, прибывшими на территорию Сербии 24 сентября 1914 г., стали отряды Санкт-Петербургского Славянского благотворительного общества (старший врач Н.И. Сычев) и вдовы сербского посланника (1909-1914) А.П. Гартвиг. Оба отряда прибыли в период ожесточенных боев и были вынуждены «с колес» приступить к своей работе. При этом следует отметить, что отряд Славянского благотворительного общества оказался единственным иностранным отрядом, допущенным к работе в прифронтовой зоне, все остальные работали в тылу. Отряд А.П. Гартвиг проследовал в Ниш, временную столицу сербского государства. Позже к этим санитарным миссиям присоединились отряды княгини М.К. Трубецкой и Московской Александринской общины комитета «Христианская помощь» (май 1915 г.). Формирование этих отрядов учитывало санитарную ситуацию в Сербии. Если первые два были хирургическими, а отряд княгини Трубецкой смог открыть как хирургическое, так и небольшое инфекционное отделение, то отряд Александринской общины был полностью оборудован как эпидемиологический.

Госпиталь Славянского благотворительного общества в Крагуеваце 1915г. В центре—старший врач отряда Н.И.Сычёв, справа от него—престолонаследник Александр. Первая слева сестра милосердия—Нина Орлова.

Каждый пациент русских больниц получал полноценное питание, обеспечивался нательным бельем, одеждой и обувью при выписке. Кроме того, раненым выдавали небольшое денежное пособие. Все это было возможно благодаря нескончаемому потоку пожертвований из России, которые поступали в Сербию с конца 1914 г. При 1-й резервной больнице был устроен склад, где, по утверждению С.К. Софотерова, к октябрю 1915 г. содержалось более пятидесяти вагонов различного имущества .

Борьба русских врачей с эпидемиями в Сербии заслуживает отдельного исследования. К сожалению, эти сюжеты не нашли должного отражения как в отечественной, так и сербской историографии. 8 февраля 1915 г. на рассмотрение правительства Сербии был представлен разработанный С. К. Софотеровым план мероприятий для улучшения санитарного состояния Ниша и его окрестностей (приблизительно 60 км.), по решению сербского правительства полностью перешедшие под медицинский надзор русских. Город был разделен на четыре участка, каждый из которых был поручен контролю особого врача и его помощнику. Они были наделены соответствующими полномочиями и усилены бригадой дезинфекторов. Эти специалисты прибыли из России с необходимым оборудованием по просьбе посланника Г.Н. Трубецкого. Впоследствии С.К. Софотеров вспоминал, что для плана санитарного оздоровления Ниша использовал земско-участковый принцип санитарной организации, прекрасно зарекомендовавший себя в России.

Понимая, что эпидемии нельзя победить только медицинскими средствами, Комитет счел своим долгом действовать решительно сразу в нескольких направлениях, в том числе, обеспечивая питание беднейших слоев населения на счет Российского общества Красного Креста и частные пожертвования. Благодаря принятым мерам, эпидемия тифа к концу апреля значительно ослабела. К сожалению, сводные отчеты большинства русских санитарных миссий за 1914-1915 гг. не обнаружены. Только отряд княгини М.К. Трубецкой предоставил подробные данные для публикации в Вестнике Красного Креста. Остальные сведения фрагментарны, поэтому полную картину до сих пор представить не удается.

Приведем несколько цифр. С 28 октября 1914 г. по январь 1915 г. отряд Славянского благотворительного общества принял 488 больных и раненых воинов. Было сделано 7720 перевязок . И это при том, что по распоряжению сербского верховного командования в этот лазарет доставляли только тяжелораненых, требовавших сложных операций. К февралю 1915 г. на попечении отряда Славянского благотворительного общества было уже 600 больных и раненых, которых обслуживали всего три врача. Их рабочий день длился по 18-20 часов в сутки, без выходных . Во время отступления осенью 1915 г. Н.И. Сычев с разрешения сербского престолонаследника Александра организовывал перевязочные и питательные пункты по пути следования войск и беженцев до тех пор, пока не закончились припасы медикаментов и продуктов. Еще одна часть отряда Славянского благотворительного общества самоотверженно работала в Черногории до конца 1915 г. Отряд А.П. Гартвиг, состоявший из среднего и младшего медицинского персонала, предназначался для пополнения штата 1-й и 5-й резервных больниц Ниша, где уже работали русские добровольцы во главе с хирургом С.К. Софотеровым. Этот отряд был вынужден оставить свои госпитали 16 октября 1915 г. при отступлении сербской армии. За время работы было совершено 1329 хирургических операций .

Отряд княгини М.К. Трубецкой, как уже упоминалось, развернул хирургическое и инфекционное отделения. При русском лечебном учреждении работали также амбулатория и аптека, где бесплатно выдавались лекарства по рецептам. Лазарет княгини Трубецкой, по мере возможности, кроме раненых, обслуживал военнопленных и принимал гражданское население. За время работы персонал лазарета сделал 42 000 стационарных и 8 000 амбулаторных перевязок, 491 стационарную операцию и 200 амбулаторных . Инфекционное отделение при лазарете обслуживало 100 кроватей. Благодаря грамотно поставленной работе и квалифицированному уходу, процент смертности в нем был ничтожным. Отделением руководила молодой врач-эпидемиолог Н.В. Марцинкевич. Ежедневно после работы она вела амбулаторный прием, оказывая помощь, в отдельные дни, до 180 больных. За шесть с половиной месяцев работы амбулатории, в ней было принято 15 000 больных .

Прекрасно оснащенный оборудованием и персоналом Александринский госпиталь прибыл в конце мая 1915 г. в конце эпидемии. Он смог разгрузить сербский и русский персонал, работавший без перерыва во время пика эпидемии, собрав в своем лечебном учреждении инфекционных больных из других больниц. Известно, что в августе 1915 г. в госпиталь поступило 112 пациентов с малярией, гриппом, дизентерией, брюшным и сыпным тифом, скарлатиной и т.д.  В конце октября 1915 г. персонал госпиталя в полном составе остался в Сербии, не желая оставлять своих больных. Позже они были интернированы болгарскими войсками и смогли возвратиться в Россию спустя длительное время благодаря работе русских дипломатов.

Таким образом, мы можем говорить о масштабной помощи, оказанной русским обществом союзному братскому народу. Санитарные отряды Славянского благотворительного общества и А.П. Гартвиг первыми прибыли в Сербию, когда в них очень нуждались. Эти и последующие отряды приняли участие в борьбе с эпидемиями. Деятельность русских санитарных миссий была остановлена возобновлением военных действий в октябре 1915 г., когда они были вынуждены отступать вместе с сербской армией. Самоотверженная работа русских врачей и сестер милосердия была увековечена памятной доской (2011) на здании Сербского общества врачей в Белграде и ежегодно, 24 сентября, отмечается День памяти.

Подвиг сестры милосердия Дарьи Александровны Коробкиной у  Гучево-Планины . 8 сентября 1914г. началась одна из самых тяжелых и кровопролитных для сербской армии битв Первой мировой войны – битва на Дрине. Часть военных действий проходила на горе Гучево и длилась 55 дней – с конца сентября до начала ноября 1914г. Особенностью этой битвы было небольшое расстояние между сербскими и австро-венгерскими войсками, чем постоянно пользовалась австрийская артиллерия.  Уже после войны, в 1929 году, сербский Союз офицеров и солдат запаса поставил  на братской могиле памятник  погибшим в 1914 году в борьбе на этой горе. Поляна вокруг памятника является  смотровой площадкой. На нем высечены слова: «Слава тому, кто родился и до конца жизни исполнял свое предназначение». Они в полной мере относятся и к русской сестре милосердия Дарье Александровне Коробкиной, которая похоронена в этой братской могиле. Дарья была добровольцем — одной из сотен российских патриотов , которые приезжали из России в Сербию, не ставя в известность российские власти. Большинство умирали безвестными. Жизнь Дарьи Александровны трагически оборвалась осенью 1914 г. (точная дата неизвестна) близ Гучево. Рядом с ней разорвался снаряд австрийской гаубицы   во время оказания первой помощи раненому. Бесстрашная сестра милосердия до конца выполнила свой долг.

Галина Игоревна Шевцова. Итоги деятельности русских санитарных отрядов в Сербии (1914-1915) // XXVI Ежегодная богословская конференция  Православного Свято-Тихоновского  гуманитарного университета. Материалы. – М.: Изд-во ПСТГУ, 2016. С. 170-172.

  

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *