Сербское море

Борьба Сербии за выход к морю всегда рассматривалась  в контексте  создания  Великой Сербии. В начале XIX века в  среде сербской элиты возникла идея освобождения от османского владычества и объединения южных славян в сильное государство. В 1808 году Иван Югович, министр в правительстве Карагеоргия, создал проект будущего сербского государства, которое в дополнение к восставшей Сербии включало в себя «Старую Сербию» ( современные  Косово,  северную Македонию и северную Черногорию), Черногорию, Боснию и Герцеговину.

Решение вопроса о выходе Сербии на море прошло несколько фаз. Это было связано с текущей международной обстановкой, соотношением сил двух основных военно-политических блоков — Центральных держав и Антанты , а также  военных  и финансовых возможностей балканских государств. Сначала предпринимались попытки получить любой торговый или узкий территориальный выход к Адриатическому морю; выход же к Эгейскому морю предусматривался на случай крайней необходимости, например, при провале первого варианта.

До 1878г. сербы, приверженцы  сербского национального дела, наделялись аннексировать  области европейской Турции, заселённые многочисленной сербской диаспорой.  16 сентября 1876г. сербская армия провозгласила сербского князя Милана «королём Сербии и Боснии». Присоединив к себе Косово и Боснию и Герцеговину, Сербия получила бы протяжённую линию границы  с  Черногорией, и два сербских государства  когда-нибудь могли бы объединиться и таким образом воплотить в жизнь  мечту о Великой Сербии. Однако на берлинском конгрессе 1878г. европейские державы дали мандат Австро-Венгрии на оккупацию Боснии и Герцеговины, вследствие  чего приход Сербии на эти территории означал бы войну с дуалистической монархией.

Касаясь борьбы Сербии за выход на море,  необходимо сказать  о таможенной войне с Австро-Венгрией в 1906 — 1911 гг., закончившейся победой Сербии . Эту  победу  можно рассматривать как первый шаг к экономической самостоятельности Сербии. Здесь экономические и финансовые интересы сербского правящего класса  совпали с национальными и политическими интересами всего народа. Так как кратчайший путь к морю вел через территории, населенные сербами и близкими к ним славянскими народностями, то достижение выхода на море приводило к их объединению в одном государстве. Австро-Венгрия с опасением следила за каждым шагом Сербии в этом направлении и оказывала   сопротивление осуществлению ее планов. Ведь население Австро-Венгрии на 50% было славянским, и лидеры двуединой монархии боялись, что осуществление планов Белграда ускорит крах Габсбургского государства.

При решении  вопроса о выходе  в море Сербия прибегала к поддержке Англии и Франции , которые не оказывали активной поддержки  и требовали одновременно ряда уступок в свою пользу, в результате чего Сербия попадала во все большую зависимость от них. В своей политике на Балканах Англия и Франция  исходили прежде всего из сохранения существующего «равновесия сил», опасаясь, что после крушения Османской империи балканские государства окажутся под  сильным влиянием России или Австро-Венгрии. А так как интересы России совпадали с интересами Сербии в вопросе о выходе последней к морю, то западные союзники делали из тактических соображений определенные уступки и России, боясь ее сближения с Германией. Надеясь получить выход к морю, Сербия подчиняла свою линию интересам Антанты и постепенно теряла политическую независимость. В сочетании с финансовой зависимостью от французского капитала постепенно намечалась  несамостоятельность Сербии накануне первой мировой войны.

Планы  максимального  расширения Королевства Сербия по  результатам 1-й Балканской войны.

Когда  со временем Сербия поняла, что далматинский берег Адриатического моря  был для неё закрыт,  основным  выходом  к морю стал путь  через Северную Албанию. С этой целью они использовали как метод, так и идеологию европейского колониализма. Поскольку на данном этапе времени сербские планы совпадали с интересами Германии, канцлер Бисмарк, известный  своим бесцеремонным пренебрежением фактами, которые его не устраивали, заявил на Берлинском конгрессе 1878г., что албанского народа не существует. В соответствии с этой позицией, западные журналисты  сообщали, что албанцы — совершенно бескомпромиссный народ. Не знающий милосердия, и не ожидающий его от других, и даже «в больницах они кусают людей, старающихся им помочь». Говорили, что албанцы  не могут иметь свое государство, что они враждебно относятся ко всем формам правления и не способны управлять своими делами. Этот аргумент впервые использовали Австро-Венгрия и Германия в противовес британскому предложению установить независимое государство Албанию, выдвинутому в 1880г. Премьер —министр Сербии Никола Пашич утверждал, что «настаивать на требовании создания автономной Албании не было бы в интересах албанцев, ни в интересах Европы, ведь албанцы и не готовы к ней ; у них самих нет людей,  которые могли бы управлять страной. Автономная Албания постоянно давала бы повод к беспорядкам на Балканах».

Сербские государственные мужи из опыта европейских великих держав усвоили, что нет ничего эффективнее помощи самому себе, что fait accompli имеет большую ценность, чем разумный аргумент. 25 сентября 1912г. началась Первая Балканская война Балканского союза (Болгария, Греция, Сербия, Черногория) против Османской империи. Причиной войны послужило стремление Сербии, Болгарии, Черногории и Греции расширить свои территории. С 13 по 18 ноября сербские войска в ходе продолжавшихся несколько дней   кровопролитных боев в районе города Битоль разгромили противостоявшие им турецкие силы и соединились с греческими частями в районе Флорины (ныне на северо-западе Греции). Это означало окончательное военное поражение Турции, правительство которой  уже 4 ноября — меньше чем через месяц после начала боевых действий — обратилось к великим державам с просьбой оказать посреднические услуги при заключении мира. Однако сербское руководство отнюдь не считало, что ему удалось добиться реализации всех военных задач. В полном соответствии с планом Генерального штаба, после освобождения от турецких войск Косово, сербские части, сформированные в две колонны, начали соответственно 9 и 10 ноября 1912 г. военную экспедицию вглубь албанской территории, стремясь «явочным» вооруженным порядком решить вопрос получения Сербией выхода на Адриатику. 18 ноября 1912г. сербские части, осуществлявшие экспедицию в направлении Адриатического моря через Северную Албанию , преодолевая упорное сопротивление слабо вооруженных и организованных албанских отрядов, вышли на адриатическое побережье севернее города Леш. Одновременно,  премьер — министр  Сербии Пашич,  в получившем широкий резонанс интервью газете «Таймс» сделал достоянием международной общественности план значительного территориального расширения страны, включая пятидесятикилометровую полосу албанского побережья между городами Леш и Дуррес ( серб.Драче), а также район между Охридским озером и городом Дьяково.

    В книге  «The Guardians of the Gate; Historical Lectures on the Serbs «, изданной в 1918г. Robert George Dalrymple Laffan писал :

 «Когда с горных вершин воины увидели море, все ощутили торжественность этого момента в истории своего народа. Врата национальной свободы распахнулись перед ними. Перед ними было открытое море, благодаря которому Сербия могла беспрепятственно включиться в мировую торговлю и цивилизацию. Они образцово маршировали до берега в Драче. Они установили в море сербский трёхцветный флаг, и когда красное, синее, и белое затрепетало на ветру, раздался троекратный клич «Да здравствует сербское море!».

Поздравительная открытка , посвящённая выходу Сербии к морю.

Христианское население с энтузиазмом приветствовало  армию Королевства Сербия.   Были созданы администрация округа Драч и местные органы власти.  Период существования этого района совпадает со  временем Первой Балканской войны и подготовкой ко Второй балканской войне. Первым главой  администрации округа Драч  был дипломат Иван Иванич, а его жена Дельфа, известная как одна  из основателей Сербского колледжа медицинского сестер, руководила  больницей в Дурресе.

Со временем первоначальный энтузиазм населения  стал угасать, когда они увидели, что собранные  налоги  направлялись только на потребности финансирования армии, а не на организацию общественных услуг и интересов местного  населения. Население стало уклоняться от налогов, а организованные  беспорядки подавлялись властью. Постепенно усиливалась враждебность   населения к новым властям.

После вступления сербских войск в  город Дуррес, последовавшего на следующий день после провозглашения 28 ноября 1912 г. независимости Албании на всеалбанском конгрессе во Влере, в Белграде ожидали скорого начала военной операции австро-венгерских войск против Сербии —тем более катастрофической по своим возможным последствиям, ибо наиболее боеспособные сербские части находились на обширных фронтах Балканской войны, и в случае нападения двухсоттысячной императорской армии австро-сербскую границу прикрывала бы двадцатипятитысячная сербская группировка .  В монархии Габсбургов была объявлена частичная мобилизация, в Сараево были уже отпечатаны прокламации о войне против Сербии, дипломатические представители монархии в Белграде и Цетинье получили указания предать огню документы миссий, как только начнется война, а австро-венгерские военные суда барражировали в водах Савы и Дуная с включенными прожекторами, направленными на сербскую столицу.

Благодаря умеренной позиции России, настоятельно советовавшей своей союзнице соблюдать благоразумие, австро-сербского вооруженного столкновения удалось избежать. Сербское руководство приняло решение отказаться от решения проблемы выхода к морю «явочным порядком» и согласиться на вывод своих войск с побережья, а также на передачу указанного вопроса на рассмотрение великих держав.  Коронный совет в Австро-Венгрии, проходивший под председательством императора Франца-Иосифа, отклонил предложение высших военных кругов монархии об осуществлении военной акции против Сербии.

В декабре 1912 года  на Лондонской конференции  европейские державы  согласилась на создание Княжества Албании под суверенитетом Османской империи. Однако даже после завершения Лондонской конференции сербские войска не вышли на демаркационную линию. После того, как великие державы договорились о северных границах Албании, сербские войска продолжали оставаться в Албании, игнорируя все предупреждения. Премьер-министр Сербии  Никола Пашич неоднократно говорил, что Сербия никаким  образом не может  отдать порт  на  Адриатическом море. Сербское правительство стояло на том, что сербы потеряли эти районы в войне с турками четыре столетия назад, и теперь они возвращаются обратно. Только после  многочисленных предупреждений со стороны великих держав , а также направленных пушек австрийских и итальянских кораблей на порт Дуррес, армия Королевства Сербия была вынуждена выйти из Дурреса в апреле 1913 года.

Так что  попытка сербов игнорировать албанцев, а также представить Скадар, Драч и равнину в его округе как славянские земли на основании того, что там какое-то время правили сербские цари, не увенчалась успехом. На протяжении столетий ситуация изменилась, и этнический аргумент был на стороне албанцев. Не удалось это главным образом  из-за того, что Австро-Венгрия защищала собственные интересы, а не какую-то любовь Европы к исторической правде : Австро-Венгрия просто не хотела давать Сербии возможность получить  выход к морю. Поэтому Сербия 25 октября 1913 года была вынуждена окончательно отозвать свои войска из Северной Албании, а её аргументы были отвергнуты.

Тюриков Сергей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *