Боб Марли из Баната, Тарзан из Меджи и другие

Есть у нас в Сербии, друзья мои, маленькое село Банатски Соколац. Живёт здесь около 400 человек, и особых потрясений не бывает. Если, конечно, не считать музыкальный фестиваль «Rock Village», собирающий каждый август очень неспокойную тусовку. Именно благодаря рокерам Банатски Соколац и прославился. В 2008 году появился здесь во дворе школы единственный на Балканах памятник Бобу Марли. Сербские и хорватские рокеры решили этой совместной акцией продемонстрировать, что единственной ценностью всех времён и народов по-прежнему является мир и примкнувшая к нему любовь. Автором скульптуры стал хорват Давор Дукич. Его тут же обвинили в отсутствии таланта, а само творение лишили права называться произведением искусства. Но нашим «растаманам из глубинки» позиция  официально признанных культурных деятелей мало интересна. Банатский Боб Марли – это часть любимого рок-фестиваля и прекрасный пример того, что сербы и хорваты вполне могут дружить и созидать.

И Боб Марли не один у нас такой.

Ещё раньше в Житиште появился Рокки Бальбоа.
История этого памятника не менее занятна. Когда в начале 2000-х селяне официально сообщили о своём решении сделать киногероя своим каменным соседом, об этой новости написали и 
CNN, и BBC, и даже арабская  Аль-Джазира. Не обошлось и без досадных недоразумений. Некоторые новостные агенства «прописали» Житиште в России. Да-да, прямо так и было написано: село находится в 35 милях от Нового Сада в СИБИРИ.

Сама идея пришла в голову двадцатисемилетнего Бояна Марчеты во время очередного просмотра по местному ТВ киносериала о боксёре. В селе быстро организовали общество «Рокки Бальбоа» и отослали письмо самому Сталлоне. Американец Томас Шомберг, автор скульптур Рокки, одна из которых находится в музее Сильвестра Сталлоне в Сан-Диего, а вторая поставлена перед Сити-холлом в Филадельфии, отправил в Житиште деньги, полученные от продажи 500 копий его творения. Большой интерес к проекту проявили хорватский скульптор Борис Стапарац и каменорезац из Врбаса Синиша Миличевич. Благодаря им  шестметровый Рокки Бальбоа и занял свой постамент в августе 2005 года. Во время традиционного «Пиле-феста» — праздника цыплят и всего, что из них можно приготовить.

Тут-то и накрыла Сербию памятниковая эпидемия. Жители Чачка всерьёз стали обсуждать монумент Саманте Фокс, студенты Факультета организационных наук Белградского университета выступили с инициативой поставить на Вождовце скульптуру Бэтмана. В Куле заговорили о памятнике Доку Холлидею, в Ужицах решили увековечить Мадонну, а в Брусе – Лепу Брену.
На фоне всех этих выданных в едином порыве безумных идей было абсолютно не понятно, почему уже больше 15 лет в Иванице идёт борьба сторонников и противников появления в центре городка памятника Драже Михайловичу. Это тот самый исторический деятель, который достоин быть увековченным в камне. Но – политика, политика… С Мадонной как-то проще.

Ну, ещё, пожалуй, можно понять жителей села Меджи — маленькой точечки на самой румынской границе, где, возможно, когда-нибудь действительно появится памятник Тарзану. Дело в том, что знаменитый исполнитель этой роли Джонни Вайсмюллер – коренной меджиец. Здесь до сих пор стоит родной дом знаменитого спортсмена и звезды кинематографа, в церковных книгах есть запись о его рождении, а на сельском кладбище покоятся члены его семьи. Меджа – село интеранциональное. Живут здесь и сербы, и венгры, и боснийцы, и цыгане. А объединяет их нелёгкая забота о хлебе насущном и Тарзан на все времена — Петар Янош Вайсмюллер.

Знаете, друзья мои, Балканы, в принципе, давно уже не удивить памятниками-(не)памятниками. Стоит ведь в Тузле Мартин Лютер Кинг, в Мостаре – Брюс Ли, в Подгорице – Высоцкий, а в Приштине и вовсе Бил Клинтон. Правда, вот «сербские» Боб, Рокки и «примкнувший к ним» Джонни Депп из Мечавника с лёгкой страницы американского издания «Foreign policy» удостоились звания самых некрасивых памятников в мире. Благодаря им Сербия заняла непочётное девятое место  в списке стран-обладательниц (не)памятников.

И ещё случился у нас несколько лет назад один «монументальный» анекдот. СМИ сообщили, что семья Новака Джоковича поставила памятник легендарному сыну сербского народа. Фигура теннисиста в одеждах китайского воина «а-ля терракотовая армия» и с ракеткой в руках всколыхнула общественные умы. А оказалось, что это всего лишь один из «спортивных трофеев» Ноле — французский скульптор Лори Дизангремел в 2007 году специально для турнира в Шанхае «увековечил в пластике» фигуры семи теннисистов с мировым именем.

Вот такой получился спортивно-памятниковый «пердимонокль». 

Конечно, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, зачем в Сербии (и не только) появляются на постаментах реальные и вымышленные звёзды музыки, спорта , кино или политики. Это чаще всего лишь реклама места, туристическая зазывалочка, способная протоптать гостевые тропы в самые отдалённые уголки, давно уже забытые экономическим богом. Думаю, друзья мои, нет в этом ничего плохого. Как говорится, не хочешь – не смотри.

Вот недавно на эту тему сняли очень неплохую комедийную фильму «Памятник Майклу Джексону». Режиссёр Дарко Лунгулов так и сказал: пусть хотя бы заморская поп-звезда объединит людей, пока «местный материал» в простое и прострации. Майкл Джексон – не самая плохая идея, ведь «все ромы знают, что он – самый первый цыган среди всего цыганского народа!..» (Это, естественно, цитата. Из фильма).

Вера Соколова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *