И замолчали пушки…

Одиннадцатого ноября 1918 года Компьенским перемирием завершилась продолжавшаяся четыре года и три месяца Первая мировая война. Сегодняшний день в Сербии объявлен нерабочим. Государственный праздник, ни больше, ни меньше.
В отличие от России, где Первую мировую «заслонили» войны гражданская и Великая Отечественная, на Балканах она по-прежнему воспринимается как одно из величайших событий в том числе и местной истории. Так что 11 ноября здесь в прямом смысле слова День Победы. Пусть не «со слезами на глазах», ведь всё-таки от того дня нас отделяют уже 95 лет, и живых свидетелей тех событий не осталось, но именно Победы.   Почему так получается, понятно. Первую мировую здесь серьёзно изучают в школе, эту тему до сих пор не обходят стороной ни писатели, ни кинематографисты. Спроси среднестатистического серба, чем была для его родины та война, он неизменно скажет и о героизме сербских солдат, и о жертвах  и страданиях, выпавших на долю ружья в руках не державших.
Что же касается истории, то роль Сербии в Первой мировой до сих пор обсуждается. Некоторые исследователи склонны называть эту страну  главным виновником мировой трагедии (мол правящая элита хотела объединить под властью Караджорджевичей всех южных славян, а тенаходились под властью Австро-Венгрии и Болгарии, ну, и Гаврило Принцип, как говорится, до кучи). Другие представляют Сербию одной из главных жертв произошедшей военной трагедии (достаточно прочитать отчёт того же Арчибальда Райсса, чтобы волосы встали дыбом от ужаса). Как бы там ни было, это рана, которая будет жечь неравнодушных людей всегда, независимо от их национальности и вероисповедания.  Для сербов — это повод для гордости. И мне, честно скажу, очень жаль, что на моей родине события почти столетней давности не вызывают такого же эмоционального отклика. Ведь у нас есть не меньший исторический повод и гордиться, и склонить голову перед памятью павших. И мне абсолютно не важно, что та война была империалистической. Мой прапрадед, например, участвовал в знаменитом Брусиловском прорыве и вообще воевал честно, за что ему земной поклон от меня, благодарного потомка.
Но, в первую очередь, Первая мировая война была трагедией.  У Джордже Балашевича есть прекрасная песня «Галиция». Она посвящена сербам, жившим в Воеводине, и потому призванным на службу в австрийскую армию. Их посылали в Галицию, именно туда, где их противником оказывались войска генерала Брусилова. Такая вот «закавыка»: воюешь, в принципе, со своими. Злая шутка Первой мировой…

 

Перед рассветом на ничейной полосе тишина,
И только гремит оружием в тумане восьмой казачий полк
И всю ночь иней камуфлирует мою шинель
Рядом с облетевшим вязом.

Назло всему и я отправлю и это письмо.
Я знаю, имя и адрес не известны,
Пока  чурбан-почтальон не поймёт,
Кто это ждет с фронта добрых вестей.

Знаешь,  вот он на рисунке
Черновой пейзаж Галиции
Нет ни минуты покоя, всё стреляет по нам,
Фотограф только пули и снимает.

Обер, как сумасшедший,  выпускает свинец,
Фотограф только иногда может приподняться над окопом
К полноводной  Висле прижались солдаты,
И все наши мысли далеко…

В сумерках ничейная полоса обычно печальна
Загрустит «одинокая гармонь» как раненый журавль,
Но она станет кроткой когда накатит водки
Так, без закуски.

Под моей шапкой нежатся львы,
В моём сне ты вяжешь мне белую шаль для маскарада
И пряжа вся спутается, когда я обниму тебя со спины,
Как виолончель.

И только, знаешь, месяц тонок как струна
Созывают на вечернюю службу колокола Галиции
И пусть небеса не сердятся на меня,
Но ты единственное, чему я молюсь.

Побеспокоюсь я, ты же не волнуйся,
Я ведь сто раз мог уже погибнуть,
Это произойдёт только когда Висла потечёт вспять
И отправятся в дальний путь промокшие птицы…

 

Вера Соколова