Загадка Джордже Марьяновича

В 1963 году в СССР приехал с гастролями Джордже Марьянович. И сразу началась повальная «джорджемания». Ещё раньше безумная волна обожания певца захлестнула Югославию, где его поклонников называли «джокистами».

Газета «Коммунист» 26 августа 1965 года писала о недопустимости «рынка на эстраде», когда певец «сомнительного голоса и поведения становится идолом молодёжи». А когда в октябре того же года страну накрыла настоящая эпидемия создания клубов фанатов Марьяновича, с гневной проповедью выступила «Борьба»: «Почему у нас в стране нет клубов любителей Негоша, Андрича и Крлежи?» — громыхала она. Но кому было до этого дело?

Джордже Марьянович родился 30 октября 1931 года в местечке Кучево, недалеко от Ниша. Его мама умерла, когда малышу исполнилось 9 месяцев. Нежностью и тёплой заботой его окружила бабушка. Отец же воспитывал парня в строгости, желая видеть взрослого  сына медиком.

«Я был бедным студентом-фармацевтом, которому едва хватало денег на обед. Стыдился знакомиться с девушками, потому что не мог сводить их в кино. На 4-м курсе (1954 год) друг предложил пойти на конкурс, объявленный белградским радио: «Ты же поёшь на вечеринках!»

Жюри долго не могло прийти в себя — неужели пел только что вышедший на сцену высоченный брюнет с застенчивой улыбкой? Словно в нём загорелась волшебная лампочка и погасла с последними аккордами. «Возможно, не самый сильный голос, но… как артист, он поцелован Богом», — подытожила преподаватель консерватории». (Из интервью «АиФ», 2009 год.)

Джордже хорошо понимал, что его вокальные данные нельзя назвать гениальными. Но он прекрасно чувствовал сцену и был прирождённым актёром. Поэтому все его выступления превращались в небольшое шоу. В то время, как другие звёзды позволяли себе разве что пару-тройку жестов, Марьянович прыгал, падал, вертелся на сцене, чем поверг в шок и восхищение своих первых поклонников. Уже в 1958 году он завоевал первый приз на музыкальном фестивале в Опатии. Через два года вышел и первый диск — «Музыка для танцев» («Muzika za igru»). Тогда же певец начал активно гастролировать по Европе, а за почти сорокалетнюю карьеру объездил с концертами весь мир.

Последний раз он вышел на сцену в Мельбурне 14 апреля 1990 года. Прямо во время исполнения песни «Меня нет» у него случился инсульт. К счастью, Марьянович победил болезнь, но больше сольных концертов не давал. Зато принимал участие в проектах своих друзей. В частности, пел вместе с Иосифом Кобзоном в 1999 году во время телемоста против НАТОвских бомбардировок.

Но вернёмся в шестидесятые. В Югославии началось настоящее безумие. Стены дома, в котором жил певец, исписали признаниями в любви. Под его окнами постоянно дежурили поклонницы. На концерты в Белград, Сараево, Загреб приезжали со всей Югославии.

«Граммофон господина Фишера находился в маленькой комнате, где Сабина и Аида проводили почти все свое время. Они слушали «Битлз» часами напролет и не пропускали ни одного концерта Джорджа Марьяновича. Однажды они взяли меня с собой на его выступление в Дом культуры полиции. Как они мне объяснили, Джордж доходил до экстаза к концу песни Адриано Челентано «Venti quarto mille baci!».

— Стриптиз! Стриптиз! — кричала толпа.

Джордж снимал свой пиджак, раскручивал его над головой и бросал в зал. Это и был «стриптиз». (Эмир Кустурица, «Смерть как непроверенный слух»).

Так что Мадонна первой не была.

В 1963 году, когда Джордже не получил «Золотой граммофон» на фестивале «Белградская весна», тысячи его фанатов устроили ночную манифестацию, выкрикивая «Джордже — лучший!»

Четвёртого октября 1964 года Марьянович выступал в Новом Саде, на его концерт было продано четыре тысячи билетов – что-то невероятное для Югославии того времени. Само действие началось гораздо раньше. Джордже был в гостях у своего друга, когда услышал, что на улице собралась скандирующая толпа: «Джордже, пой! Джордже пой!» Певец вышел на балкон и действительно запел. Вечернее выступление же значительно затянулось. Публика была ненасытна, а Марьянович охотно выполнял всё новые и новые «заказы». По окончании концерта восторженную толпу пришлось сдерживать чуть ли не всей новосадской милиции.

В 1972 году Тито лично наградил Джордже Марьяновича Орденом труда с серебряным венком. С маршалом певец познакомился ещё в 1959 году. Тому сразу стало ясно, какой ценный финансовый подарок получила югославская эстрада. Йованка Броз, супруга маршала, была одной из самых преданных поклонниц «чудесного юноши». Она знала много его песен и постоянно следила за развитием карьеры. Когда Джордже Марьянович пригласил её на концерт в «Дом профсоюзов», куда первая леди страны прийти не смогла, она отправила ему письмо с извинениями.

Советская звезда Джордже Марьяновича взошла в 1963 году после премьеры у нас в стране фильма «Любовь и мода» (в сербии «Zvižduk u osam»). СССР певец завоевал за пару месяцев. Кроме югославских песен, Джордже исполнял композиции «Битлз», «Энималз», Боба Дилана, Джонни Холидея, Адриано Челентано… Это было окно в мир западной музыки. Не удивительно, что все билеты на семь московских концертов в зале, вмещавшем 14 000 зрителей, были проданы за три дня. Любовь нашей публики к певцу оказалась взаимной. Джордже Марьянович до сих пор с большим волнением говорит о наших зрителях.

«Советские турне» вскоре не только прочно вошли в жизнь певца, но и значительно её изменили.

Элли Марьянович.  «Студенткой я работала переводчиком в группе Джордже, правда, с другим певцом, ведь сам он прекрасно знал русский. Однако Джордже постоянно везде опаздывал. И мне поручили будить его по утрам и присматривать в течение дня. Но однажды я не рассчитала время, и он опоздал на концерт. Джордже сказал: «Все уверены, что мы опоздали из-за того, что занимались нежностями… Давай не будем их разочаровывать». (Из интервью «АиФ», 2009 г.)

В СССР Джордже  исполнял много песен советских композиторов, в том числе и посвящённых войне. Воспитанный в стране, где женщины постоянно носили траур по погибшим, он не мог пройти мимо этой темы, воспринимая её близко к сердцу.

В 1972 году в Ростове-на-Дону после концерта к нему подошла седая женщина с букетом цветов: «Мой единственный сын Петр Перебейнов погиб в 18 лет, освобождая Белград. Помогите найти его могилу!» Дав слово, Марьянович по возвращении на родину долго ходил по белградским кладбищам и наконец обнаружил на плите имя, с которым почти сроднился. И почти через 30 лет после окончания войны Екатерина Семеновна Перебейнова получила письмо из Югославии с фотографией: Джордже Марьянович с букетом цветов у могилы ее Пети. А на обороте надпись: «Дорогая мамочка, считайте меня своим сыном». Их дружба продолжалась вплоть до кончины этой простой русской женщины. Но могилу её сына певец посещает до сих пор, зажигая на ней поминальные свечи.

«-Что вам больше всего недостаёт?

— Россия, моя вторая родина. Мне 85 лет, я не могу отправляться в поездки так же часто, как раньше. К счастью, друзья сами приезжают в Сербию, с кем-то общаюсь по телефону или через интернет. А с «джокистами» из России, Беларуси, Татарстана, Узбекистана, Грузии, республик бывшей Югославии мы каждый год встречаемся в Белграде на мой день рождения».  (из интервью сербскому изданию журнала «Глория», 2017 г.)