Сегодня Видовдан

Сегодня Видовдан, Слава царя Лазаря и всех святых мучеников сербских – одна из самых почитаемых в стране дат. Но сама битва на Косовом поле, развернувшаяся шестьсот двадцать девять лет назад, до сих пор не может быть отнесена к разряду полностью и достоверно изученных. Академик Сима Чиркович сказал так: «Мы полностью уверены лишь в том, что битва была, и что в ходе её погибли два правителя»…

Мы знаем, что султана Мурата убил кто-то из сербских воинов, но о ком именно идёт речь, доподлинно не известно. Кроме того, по некоторым данным султан встретил свою смерть отнюдь не в шатре, а в момент, когда он объезжал позиции своих воинов. Что же касается Милоша Обилича (Кобилича), то впервые это имя было упомянуто в начале 15 века, да и то в несколько изменённом варианте. Скорее всего, этот герой был создан народной фантазией, так что Обилич — не исторический, а скорее литературный персонаж.

Профессор Божидар Кляевич, например, считает, что его прототипом был мачванский бан Никола Горянский. С большим трудом ему удалось «раскрыть» ещё нескольких героев  сербского косовского эпоса: Юг Богдан – это князь Вратко, тесть князя Лазаря, Страхиня Банович – Джурад Стратимирович Балшич, зять князя. О других реальных героях Косовского сражения мы знаем очень мало, но некоторые подтверждённые документально факты действительно достойны быть воспетыми в народных песнях.

Вот, например, братья Краймир и Дамир Оливеровичи, прославившиеся своим фехтовальным искусством на многих европейских турнирах.  Благодаря сохранившимся свидетельствам янычара Михаила Константиновича из Островицы известно, что Краймир, увидев голову царя Лазаря, доставленную в специальном  «сандуке», поклялся Богу, что «его голова будет следовать всюду за княжеской». Прошло совсем немного времени, и отрубленная «глава» Краймира действительно была помещена в тот же «сандук».

Кстати говоря, миф о Косово создавали не только сербы, но и турки. Желая объяснить, как мог сам султан расстаться с жизнью во время сражения с каким-то «малым народом», турецкие летописцы «отправили» на Косово поле чуть ли не половину Европы того времени – от болгар и угаров до немцев и французов. На самом же деле кроме турок, сербов и боснийского войска, посланного Твртко Первым, здесь никто мечей не обнажал.

Ход и результаты сражения тоже требуют многочисленных уточнений. Для истории битва на Косовом поле не имела, конечно, такого значения, как до сих пор пишут сербские школьные учебники истории. Судьбоносная для Европы битва разыгралась намного раньше –  26 сентября 1371 года  на реке Марице, после которой Византия и Болгария вынуждены были стать вассалами Османской империи. Что же касается Косова, то новый султан Баязид после неё действительно вынужден был вывести войска из Сербии, но лишь потому, что перед ним стояла другая важная задача – укрепить свою власть в Малой Азии. Наследники князя Лазаря признали себя вассалами Турции, и только Вук Бранкович ещё некоторое время пытался сопротивляться завоевателям.

И вот тут начинается самое интересное. Сын князя Лазаря Стефан,  благодаря которому Белград был провозглашён сербской столицей, будучи вассалом турецкого султана, в 1402 году  привёл свои войска на знаменитую  Ангорскую битву (или битву при Анкаре), в которой выясняли свои отношения всё тот же султан Баязид и другой великий завоеватель – Тимур или Тамерлан. Стефан Высокий в том сражении уцелел. С остатками своей дружины он поехал в Константинополь, где получил от византийского императора титул деспота, а в ноябре 1402 года вновь сошёлся в битве с одним из турецких военачальников… всё на том же Косовом поле и разбил турок на голову.  Именно благодаря сыну князя Лазаря Сербия ещё некоторое время сохраняла свою независимость от Османской империи, и даже набеги турецких войск на её территорию временно прекратились.

Стефан Высокий оказался не только хорошим воином, но и искусным дипломатом. Ему удалось поддерживать мирные отношения и с Турцией, и с Венгрией. Во время его правления границы Сербии были расширены, началась добыча руды, процветало книгописание, развернулось строительство, в том числе и жемчужин сербской культуры – монастырей Манасия, Руденица, Копорин, Велудже. И именно Стефан Высокий, свято чтивший  память своего отца и всех воинов, погибших в 1389 году, можно сказать, был первым творцом легенды о  Косовской битве.

А в том, что эта легенда жива до сих пор и занимает такое важное место в умах и сердцах сербов, я не вижу ничего смешного или предосудительного. У каждого народа должно быть что-то, что заставляет много повидавших воинов Первой мировой войны обнажить головы и, не стесняясь, заплакать, выйдя после долгого фронтового перехода на Косово поле. Назовите это мифом или легендой – не важно. Важно другое: события 28 июня 1389 года до сих пор объединяют этот народ, а ведь «само слага србина спасава».